С лесом — навсегда

Так завязался наш разговор с Анатолием Петровичем Глушковым, заместителем начальника отдела Усть-Коксинское лесничества Министерства лесного хозяйства Республики Алтай, инженером по лесопользованию. — Жизнь такая пошла в селах, рабочие места все сокращают и сокращают, оставшиеся за пятерых работу делают, вот и получается, что и лесникам на лес времени почти не остаётся,- продолжил он свой рассказ. — А как же раньше было, Анатолий Петрович, жизнь у работника лесного хозяйства была более насыщенной? — Да, бумажной работы было в разы меньше! Основное время мы в лесу проводили. Я об этом не понаслышке знаю. У меня дядя Михаил Капсимович Глушков всю свою жизнь проработал лесничим, поэтому, когда я вернулся из армии, он мне сказал: «Ты всю молодость со мной в лесу провел, так что давай, иди учиться лесному делу». — Я, конечно же его послушался и поступил в Бийский лесной техникум. Окончил его в 1985 году и пошел работать в Усть-Коксинское лесничество помощником лесничего. Так вот уже почти тридцать лет здесь на родной земле и работаю. — А какие у вас самые яркие воспоминания из детства о родной природе, о лесе сохранились? — Много у меня воспоминаний из детства. Я же в деревне вырос, а там без леса, тайги никуда, то за ягодами, то за грибами, то за кедровыми шишками. Лес очень люблю, обожаю тишину, какая бывает только в лесу. Осенний листопад вызывает у меня самые приятные чувства свободы и легкости, чувство гордости, что я в ответе за всю эту окружающую красоту, которая создавалась целыми веками. А погибнуть может в одно мгновение. Мы ещё совсем мальчишками были, нас Михаил Капсимович (Глушков — родной дядя, прим. автора) на сбор лиственничных шишек привлекал. В августе – сентябре, когда семена созреют, под лиственницей расстилали ткань либо целлофан, залазили на дерево и постукивали по ветвям, семена сами высыпались. Часто шишки собирали на лесосеках, а потом еще и семена из них выбирали, через специальное сито. А в день по пять-шесть килограммов нашелушить надо. Хотя и тяжеловато было, иногда к вечеру так налазишься, что ноги гудят, но нам это очень нравилось. — В нашем разговоре вы, Анатолий Петрович, упомянули о том, что вековые деревья могут в одно мгновение погибнуть, это вы о лесных пожарах, вам приходилось принимать участие в тушении природных пожаров? — О пожарах у меня свои особые воспоминания. В первый год работы, в 1985 году, я, молодой помощник лесничего, был направлен на тушение лесного пожара, который бушевал в верховьях реки Луковки. До самого пожара на технике мы добраться, конечно же, не смогли, пришлось несколько километров с очень большим количеством груза подниматься пешком. Когда стали подходить к месту возгорания, то мне, молодому специалисту, стало интересно, что же это так сильно шумит, громыхает, как будто взлетает реактивный самолет. Бывалые лесники сразу же ответили, что это «верховой» даёт о себе знать, предупреждает, что голыми руками его не возьмешь. Лесной пожар, который движется по горному склону, может развить скорость до 130-140 километров в час, убежать от него просто невозможно, всё живое на своём пути он сжигает и уничтожает. Верховой пожар страшнее всего. Высота деревьев под тридцать метров, а высота пламени, наверное, под шестьдесят, языки пляшут под самим небом, друг друга не слышно в шаговой доступности. Стоишь и думаешь, хоть бы ветер не подул в лицо, тогда, одно спасение — прятаться в речку Луковку. Страшно было это всё видеть, очень страшно. Руководитель нашей группы Виктор Старостин, принял решение пустить встречный пал с противоположного лога. Сотрудники, которые потушили не один природный пожар, сейчас уже на заслуженном отдыхе: Андрей Пономарёв, Владимир Кыпчаков, Алексей Шадрин. Они взялись за дело профессионально и основательно, соблюдая все правила. Два пламени бегут друг к другу с бешеной скоростью, очень громкий хлопок, как будто взрыв, клубы дыма, огня и пепла поднимаются к небу. Пожар остановлен. Мудрые лесники всегда делились на практике опытом с молодыми специалистами. Чаще всего на тушение пожаров мы выходили рано утром или поздно вечером, хотя это и противоречит правилам, в это время, как правило в горах обычно бывает безветренно. — Анатолий Петрович, вы так интересно рассказываете о своей работе, о коллегах, о лесных пожарах, что мне захотелось из этих лесных историй услышать ещё одну, а какие-то еще интересные, запоминающиеся случаи в лесу были? — Однажды мы приехали на очередной лесной пожар. Следить за рюкзаками с вещами, палатками и продуктами питания оставили бывалого лесника Юрия Самойлова. Все остальные отправились на локализацию и тушение лесного пожара. Погода была неустойчивая, ветер так и крутил, то в одну сторону, то в другую. Огонь оказался хитрее людей и обошел наше место дислокации с противоположной стороны. Хорошо, что Юрий Иванович не растерялся, он нашел рядом с ручьем большой камень и на него сложил все вещи. Чтобы всё сохранить в целости и сохранности он поочередно выливал по ведру воды то на себя, то на вещи, только так удалось спасти наши пожитки, от которых зависела целая неделя нашего пребывания в горах на очень сложной и ответственной работе по тушению лесного пожара. — А какие-то курьёзные случаи в вашей лесной жизни были? — Помню один. Лет двадцать мне было. Мы в лесу готовили всегда по-очереди, я вообще варить не умел, но раз меня оставили, значит над чем-то думать. Решил сварить суп, мясо картофель, всё как положено, а чем заправить — не знаю. Первым пришел наш старый сотрудник Корнил Федорович Глушков, шутник был хороший, он мне подсказывает, ты в суп борщевика дикого добавь, вот у тебя борщ и получится. А много надо,- спрашиваю я. Да чем больше тем, лучше, вот я и постарался… Анатолий Петрович 29 лет в профессии. За это время у него всякое было, но оставить работу он никогда не хотел. Несмотря на то, что работа и кабинетная стала, но когда он вырвется в лес — душа радуется. Лес для него  второй дом. Сейчас за Анатолием Петровичем закреплена почётная миссия по просвещению молодёжи. Лекции, беседы, классные часы на противопожарную тематику — вот главные темы его встреч и бесед со школьниками и студентами. Ведь что в молодежь сейчас вложишь, то и завтра в отрасли будет, — считает мудрый работник леса. Так завязался наш разговор с Анатолием Петровичем Глушковым, заместителем начальника отдела Усть-Коксинское лесничества Министерства лесного хозяйства Республики Алтай, инженером по лесопользованию. — Жизнь такая пошла в селах, рабочие места все сокращают и сокращают, оставшиеся за пятерых работу делают, вот и получается, что и лесникам на лес времени почти не остаётся,- продолжил он свой рассказ. — А как же раньше было, Анатолий Петрович, жизнь у работника лесного хозяйства была более насыщенной? — Да, бумажной работы было в разы меньше! Основное время мы в лесу проводили. Я об этом не понаслышке знаю. У меня дядя Михаил Капсимович Глушков всю свою жизнь проработал лесничим, поэтому, когда я вернулся из армии, он мне сказал: «Ты всю молодость со мной в лесу провел, так что давай, иди учиться лесному делу». — Я, конечно же его послушался и поступил в Бийский лесной техникум. Окончил его в 1985 году и пошел работать в Усть-Коксинское лесничество помощником лесничего. Так вот уже почти тридцать лет здесь на родной земле и работаю. — А какие у вас самые яркие воспоминания из детства о родной природе, о лесе сохранились? — Много у меня воспоминаний из детства. Я же в деревне вырос, а там без леса, тайги никуда, то за ягодами, то за грибами, то за кедровыми шишками. Лес очень люблю, обожаю тишину, какая бывает только в лесу. Осенний листопад вызывает у меня самые приятные чувства свободы и легкости, чувство гордости, что я в ответе за всю эту окружающую красоту, которая создавалась целыми веками. А погибнуть может в одно мгновение. Мы ещё совсем мальчишками были, нас Михаил Капсимович (Глушков — родной дядя, прим. автора) на сбор лиственничных шишек привлекал. В августе – сентябре, когда семена созреют, под лиственницей расстилали ткань либо целлофан, залазили на дерево и постукивали по ветвям, семена сами высыпались. Часто шишки собирали на лесосеках, а потом еще и семена из них выбирали, через специальное сито. А в день по пять-шесть килограммов нашелушить надо. Хотя и тяжеловато было, иногда к вечеру так налазишься, что ноги гудят, но нам это очень нравилось. — В нашем разговоре вы, Анатолий Петрович, упомянули о том, что вековые деревья могут в одно мгновение погибнуть, это вы о лесных пожарах, вам приходилось принимать участие в тушении природных пожаров? — О пожарах у меня свои особые воспоминания. В первый год работы, в 1985 году, я, молодой помощник лесничего, был направлен на тушение лесного пожара, который бушевал в верховьях реки Луковки. До самого пожара на технике мы добраться, конечно же, не смогли, пришлось несколько километров с очень большим количеством груза подниматься пешком. Когда стали подходить к месту возгорания, то мне, молодому специалисту, стало интересно, что же это так сильно шумит, громыхает, как будто взлетает реактивный самолет. Бывалые лесники сразу же ответили, что это «верховой» даёт о себе знать, предупреждает, что голыми руками его не возьмешь. Лесной пожар, который движется по горному склону, может развить скорость до 130-140 километров в час, убежать от него просто невозможно, всё живое на своём пути он сжигает и уничтожает. Верховой пожар страшнее всего. Высота деревьев под тридцать метров, а высота пламени, наверное, под шестьдесят, языки пляшут под
1c31
самим небом, друг друга не слышно в шаговой доступности. Стоишь и думаешь, хоть бы ветер не подул в лицо, тогда, одно спасение — прятаться в речку Луковку. Страшно было это всё видеть, очень страшно. Руководитель нашей группы Виктор Старостин, принял решение пустить встречный пал с противоположного лога. Сотрудники, которые потушили не один природный пожар, сейчас уже на заслуженном отдыхе: Андрей Пономарёв, Владимир Кыпчаков, Алексей Шадрин. Они взялись за дело профессионально и основательно, соблюдая все правила. Два пламени бегут друг к другу с бешеной скоростью, очень громкий хлопок, как будто взрыв, клубы дыма, огня и пепла поднимаются к небу. Пожар остановлен. Мудрые лесники всегда делились на практике опытом с молодыми специалистами. Чаще всего на тушение пожаров мы выходили рано утром или поздно вечером, хотя это и противоречит правилам, в это время, как правило в горах обычно бывает безветренно. — Анатолий Петрович, вы так интересно рассказываете о своей работе, о коллегах, о лесных пожарах, что мне захотелось из этих лесных историй услышать ещё одну, а какие-то еще интересные, запоминающиеся случаи в лесу были? — Однажды мы приехали на очередной лесной пожар. Следить за рюкзаками с вещами, палатками и продуктами питания оставили бывалого лесника Юрия Самойлова. Все остальные отправились на локализацию и тушение лесного пожара. Погода была неустойчивая, ветер так и крутил, то в одну сторону, то в другую. Огонь оказался хитрее людей и обошел наше место дислокации с противоположной стороны. Хорошо, что Юрий Иванович не растерялся, он нашел рядом с ручьем большой камень и на него сложил все вещи. Чтобы всё сохранить в целости и сохранности он поочередно выливал по ведру воды то на себя, то на вещи, только так удалось спасти наши пожитки, от которых зависела целая неделя нашего пребывания в горах на очень сложной и ответственной работе по тушению лесного пожара. — А какие-то курьёзные случаи в вашей лесной жизни были? — Помню один. Лет двадцать мне было. Мы в лесу готовили всегда по-очереди, я вообще варить не умел, но раз меня оставили, значит над чем-то думать. Решил сварить суп, мясо картофель, всё как положено, а чем заправить — не знаю. Первым пришел наш старый сотрудник Корнил Федорович Глушков, шутник был хороший, он мне подсказывает, ты в суп борщевика дикого добавь, вот у тебя борщ и получится. А много надо,- спрашиваю я. Да чем больше тем, лучше, вот я и постарался… Анатолий Петрович 29 лет в профессии. За это время у него всякое было, но оставить работу он никогда не хотел. Несмотря на то, что работа и кабинетная стала, но когда он вырвется в лес — душа радуется. Лес для него  второй дом. Сейчас за Анатолием Петровичем закреплена почётная миссия по просвещению молодёжи. Лекции, беседы, классные часы на противопожарную тематику — вот главные темы его встреч и бесед со школьниками и студентами. Ведь что в молодежь сейчас вложишь, то и завтра в отрасли будет, — считает мудрый работник леса.